Теракт или блеф? Психолог оценила действия "луцкого террориста" и уровень реальной угрозы людям

Теракт или блеф? Психолог оценила действия "луцкого террориста" и уровень реальной угрозы людям
Эксклюзив
Читати українською

Психолог отметила, что если книга "Философия преступника" действительно принадлежит террористу, который захватил заложников, то можно предположить, что им руководит желание славы

Вот уже более 6 часов правоохранители пытаются вести переговоры с мужчиной, который захватил пассажиров автобуса в заложники в Луцке. На контакт террорист не идет, возле автобуса периодически звучат взрывы. Более того, его мотивы, да и требования в целом, до конца не понятны даже самим правоохранителям.

Редакция APnews обратилась за комментарием к психологу. В эксклюзивном комментарии Наталия Бугаева, кандидат психологических наук, медицинский психолог, аддиктолог, эксперт по психологической кибербезопасности, президент "Международной ассоциации независимых экспертов медиапространства", объяснила, склонен ли мужчина, по первичному анализу всего, что он делает и говорит, к убийству и теракту или это больше походит на фикцию и блеф.

“Те, кто захватывают заложников с конкретной целью, как правило, сразу выдвигают свои требования. Отсутствие конкретных требований в течение длительного времени говорит о том, что человек, захвативший заложников, либо таких требований вообще не имеет, либо ждет указаний от другого лица. Судя по требованиям, которые были выдвинуты Максимом Плохим (так он себя называет), террорист находится не совсем в адекватном состоянии. Причины подобного состояния могут быть связаны с приемом психоактивных веществ, относящихся как наркотическим, так и к ненаркотическим группам или же вызваны проблемами с психическим здоровьем”, - рассказала Наталия Бугаева.

При этом психолог отметила, что совершение противоправных действий может быть продиктовано стремлением достичь известности за короткий промежуток времени.

“Если книга «Философия преступника», действительно принадлежит террористу, захватившему заложников, то можно предположить, что им руководит желание славы. Когда уровень притязаний человека не соответствует его реальным возможностям, использование агрессивных действий (например, захват заложников) могут иметь целью получить внимание со стороны общественности, СМИ. Не исключен также вариант, умелого манипулирования не совсем адекватным человеком со стороны третьих лиц”, - объяснила психолог.

Наталия Бугаева подчеркнула, что если террорист проявляет агрессию по отношению к кому-либо в процессе переговоров, значит, он теряет терпение.

“Агрессивные действия могут быть попыткой террориста запугать и ускорить процесс осуществления своих требований, но могут быть и маркерами перехода к другой, более опасной фазе его плана”, - предупредила эксперт.

Как с такими людьми общаться и вести переговоры?

Наталия Бугаева обьяснила, что для того, чтобы выбрать наиболее правильную тактику общения с определенным человеком в каждой конкретной ситуации, необходимо быть включенным в процесс происходящего, то есть находиться на месте событий.

“Особенности переговоров зависят от незначительных, на первый взгляд, нюансов и могут в любой момент измениться. Если же говорить в целом о том, как необходимо взаимодействовать с террористом, от действий которого зависит жизнь захваченных им заложников, то наиболее правильным будет со стороны переговорщика, не раздражать его, сохранять спокойствие и создать своеобразную ситуацию стабильности. Нужно поддерживать вербальный контакт, не делать больших пауз, не заставлять слишком долго ждать, понять психологию террориста, его мотивы и цели и мгновенно реагировать на любое изменение его поведения”, - рассказала эксперт.

И подчеркнула, что первоочередным в экстремальных переговорах является сохранение здоровья и жизни заложников. Хорошим признаком является снижение требований, выдвигаемых первоначально захватившим заложников человеком или их изменение до более приемлемых.

“Для этого необходимо выяснить личность того, кто захватил заложников, и определить, кто находится среди захваченных в заложники людей. Переговоры предполагают и правильное затягивание времени для подготовки и проведения силовой операции. От искусства переговорщика, в полном смысле этого слова, зависят жизни людей”, - сказала Наталия Бугаева.

Какой гипотетический диагноз можно было бы поставить мужчине, исходя из его действий и фраз?

Эксперт уточнила, что считает неправильным и профессионально неграмотным ставить заочно кому-либо какие-либо диагнозы.

“Основой установления диагноза и прогноза заболевания является наличие у больного определенных симптомов. Для постановки диагноза необходимо проведение обследования пациента, изучение анамнеза. Диагноз устанавливается на основании критериев заболевания отраженных в МКБ, которые выясняются при проведении клинического интервью, а также с помощью дополнительных методик, позволяющих уточнить и конкретизировать определенные вопросы. МКБ – это Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. В настоящее время МКБ десятого пересмотра – МКБ-10, является принятым ВОЗ нормативным документом, содержащим единство методических подходов в постановке заболеваний. Во всех других случаях установка правильного диагноза невозможна и недопустима”, - сказала Наталия Бугаева.

Читайте также:
Автор "Философии преступника" с психическими расстройствами: появились подробности биографии "террориста" из Луцка

Новости партнеров

В СБУ опасаются, что в случае штурма "луцкий террорист" может пойти на крайние меры
Заложница "луцкого террориста" сообщила об ультиматуме преступника