"Стокгольмский синдром"? Психолог объяснила, почему люди романтизируют "полтавского Рембо" и луцкого террориста

"Стокгольмский синдром"? Психолог объяснила, почему люди романтизируют "полтавского Рембо" и луцкого террориста
Эксклюзив
Читати українською

Подобный феномен возникает тогда, когда оправдывающие действия преступника люди не являются ни заложниками, ни теми, чьи близкие находятся среди заложников

В последнее время люди все чаще выражают поддержку и понимание по отношению к “луцкому” и “полтавскому” террористам. К счастью, ни в первом, ни во втором случае никто не пострадал. Максим Кривош (который в Луцке) уже пребывает под стражей. Роман Скрипник (который в Полтаве) до сих пор находится в бегах.

Первый во время общения с журналистами сказал, что просто хотел “сломать систему” и никого не хотел убивать или обижать, что отчасти растрогало людей и склонило к сочувствию.

Во втором же случае симпатии украинцев с каждым днем склоняются в его сторону, так как несмотря на привлечение огромного количества правоохранителей со спецтехникой, Скрипника так и не поймали. Экс-нардеп Игорь Мосийчук даже написал: “Украинцы уже прямо называют его не террористом а «полтавским Рембо». Если так будет продолжаться, то за неделю Скрипник может показаться добровольно. Желающих взять его на поруки очередь выстроится”.

"Стокгольмский синдром"? Психолог объяснила, почему люди романтизируют "полтавского Рембо" и луцкого террориста
"Стокгольмский синдром"? Психолог объяснила, почему люди романтизируют "полтавского Рембо" и луцкого террориста
"Стокгольмский синдром"? Психолог объяснила, почему люди романтизируют "полтавского Рембо" и луцкого террориста

Редакция APnews же решила обратиться к психологу с просьбой объяснить феномен “оправдания” преступников в обществе - почему так происходит и правильно ли это в принципе. Разобраться нам помогла Наталия Бугаева – кандидат психологических наук, медицинский психолог, эксперт по психологической кибербезопасности, президент "Международной ассоциации независимых экспертов медиапространства".

Стокгольмский синдром?

Психолог объяснила, что так бывает, когда в случаях успешного разрешения ситуации и отсутствии жертв среди заложников, люди начинают сочувствовать террористам. Подобный феномен возникает тогда, когда оправдывающие действия преступника люди не являются ни заложниками, ни теми, чьи близкие находятся среди заложников.

Но отметила, что в последнее время часто звучит термин «Стокгольмский синдром», однако он применим только по отношению к тем, кто находится во взаимодействии с преступником в качестве жертвы.

“В остальных случаях я бы не рекомендовала его использовать. К тому же «Стокгольмский синдром» у заложников проходит в случае убийства террористом первого из заложников”, - объяснила эксперт.

Даже если это инсценировка…

Могут ли преступные действия террориста оправдываться только тем, что благодаря искусству переговорщиков или счастливой случайности никто из заложников не пострадал? Психолог подчеркнула, что то, что террорист не убил ни одного из заложников, не значит, что он этого не сделал бы при другом развитии событий.

“Террорист, использующий оружие для достижения своих целей, порой не применяет его не потому, что не собирается никого убивать, а потому, что люди, включенные в процесс урегулирования ситуации, не дают ему возможности этого сделать”, - сказала эксперт.

И подчеркнула, что какие-либо предположения о том, что захваты заложников являются инсценировкой, не могут служить оправданием тех, кто пошел на преступление.

“Жизни захваченных преступниками людей подвергались реальной опасности. Отсутствие видимости прямого вреда жизни и здоровью заложников, еще не означает отсутствие серьезных последствий для их психики и здоровья в дальнейшем, поскольку существует высокая вероятность негативных отставленных реакций, которые могут проявиться через некоторое время у тех, кто перенес сильный стресс, связанный с угрозой для их жизни”, - объяснила Наталия Бугаева.

Отсутствие наказания = поощрение

Эксперт заявила, что при проведении операции по освобождению заложников, любая информационная утечка может негативно повлиять на ее исход. Люди, наблюдающие через СМИ за развитием событий захвата заложников и действиями террористов, не обладают всей полнотой информации и делают ошибочные выводы на основании своих предположений и безосновательных домыслов. Из-за этого образ террориста может романтизироваться, поскольку ему приписываются качества, которыми он в реальности не обладает, и цели, которые он перед собой не ставит.

“Независимо от того, какие бы требования не выдвигал террорист, какие ценности не декларировал и какими бы мотивами не руководствовался, преступление не перестает быть преступлением и закон должен неукоснительно работать в отношении любого, кто его совершил”, - сказала Наталия Бугаева.

Психолог подчеркнула, что терроризм, как метод борьбы, в цивилизованном обществе неприемлем, поскольку ставит своей целью нанесение вреда обычным людям для достижения собственных целей и предполагает использование жизни заложников в качестве предмета торга.

“Отсутствие наказания для террориста, равно поощрению терроризма. Не следует забывать об этом”, - подытожила эксперт.

Читайте также:
В Крыму микроавтобус полный пассажиров протаранил грузовик: есть погибшие и пострадавшие
Украина установила антирекорд по количеству госпитализированных с COVID-19 за сутки

Новости партнеров