Опасно ли ездить по аварийному мосту Патона и почему реконструкцию начнут только через 2 года - ответ инженера

Опасно ли ездить по аварийному мосту Патона и почему реконструкцию начнут только через 2 года - ответ инженера
Эксклюзив
Читати українською

Эксперт считает решение об ограничениях на мосту логичным, но отметил, что оценить реальную опасность со стороны очень сложно.

Аварийный мост Патона начнут ремонтировать не раньше, чем через 2 года. Столько времени выделили для подготовки документации на ее проведение, а пока на путепроводе ограничили проезд по крайним полосам и запретили въезд грузовому транспорту.

Такое решение вынесли эксперты по результатам комплексного обследования моста Патона, которое выполняла ООО "Украинский институт стальных конструкций имени Шимановского".

Редакция APnews обратилась к специалисту с просьбой разъяснить, насколько опасно сейчас ездить на мосту Патона и действительно ли, чтобы провести реконструкцию, нужно потратить столько времени на подготовку одной только документации.

Опасен ли мост сейчас?

В эксклюзивном комментарии инженер Дмитрий Макагон рассказал, что реальные риски могут оценить только те, кто проводил экспертизу. По его словам, если такое решение было принято и транспорт по мосту все же пустили, пусть и с ограничениями, значит состояние путепровода это позволяет. В то же время эксперт объяснил, почему ввели именно такие ограничения.

“Они ограничили проезд по крайним полосам и тоннаж (ограничили въезд на мост любого транспорта, нагрузка на ось которого превышает 6 тонн - прим.ред). Исходя из исследований, проезд для легковых авто разрешен и является безопасным. При этом “закрыли” крайние полосы, потому что именно это часть моста является самой нагруженной, как с точки зрения трафика, так и с точки зрения транспорта, который там обычно ездит: тяжелый общественный транспорт и фуры”, - объяснил инженер.

Отметил, что крайние полосы также наиболее подвержены влиянию атмосферных осадков, а центральная часть пролета больше защищена от дождя.

“Крайние полосы больше ветром обдуваются и, соответственно, там больше вероятность развития коррозии. Эти все факторы и повлияли на то, что края на данном путепроводе наиболее деформированы. Логика в этом действительно есть”, - сказал Дмитрий Макагон.

Правила - правилами. А контроль?

Эксперт считает решение об ограничениях на мосту логичным, но отметил, что оценить реальную опасность со стороны очень сложно.

“На мосту Метро у нас тоже ограничен проезд грузовых машин, но там неделю назад сломался грузовик, который, согласно правилам, даже не должен был туда заезжать. Поэтому контроль, к сожалению, у нас оставляет желать лучшего: какая-то фура может заехать и неизвестно, какими будут последствия”, - отметил эксперт.

Получается так: эксперты оценили все риски и определили безопасную нагрузку для путепровода. Значит они взяли на себя ответственность за последствия и будут в ответе за принятое решение. Но неплохо было бы, чтобы эти риски понимали люди, а особенно - нарушители установленных правил. А еще лучше - контролировать тех самых любителей нарушений.

Реконструкция - это не ремонт

При этом, как мы уже писали ранее, реконструкцию путепровода начнут не ранее, чем через 2 года. А все это время специалисты будут готовить необходимую документацию для ее проведения. Дмитрий Макагон отметил, что такой срок подготовки для реконструкции - оправданный.

“Тут важно разделять ремонт и реконструкцию. Ремонт - это вернуть мост в тот вид, в котором он был изначально, а реконструкция - это изменения. Для реконструкции нужно разрабатывать проект. Пока не понятно, что конкретно они там собираются делать: вернут ли трамваи, будут ли расширять путепровод... Понятно, что необходимо заново проходить много этапов подготовки и планирования, проверять на соответствие новым нормам ДСН. Поэтому проектная документация для реконструкции готовится действительно долго, и 2 года - оправданный срок”, - объяснил эксперт.

Читайте также:

Новости партнеров

Украина вернула посла в Беларусь, но отношения между странами остались “на паузе”
В Киевсовете выявили еще одного депутата с COVID-19